понедельник, 15 августа 2011 г.

КАРА-ЦУМЭ (черный коготь — яп.)

Благодарю за то, что мой забег на 30 км состоялся и прошел максимально комфортно: мою жену Таню, мое правое колено, семечки от Мартина, августовский номер журнала Максим, кроссовки сборной России «Forward», всех водителей делившихся с нами водой на обратном пути и нетрезвую девушку с широко раскинутыми руками.



У меня в принципе никогда не было каких-то особых желаний доказывать себе свою самость. Я никогда не выходил на какие-то преодоления с целью доказать себе, что я крутой и я это могу. Мне казалось и кажется, что я и так все про себя знаю. Возможно поэтому в моей жизни не было прыжков в с парашютом, глубоководных погружений и чемпионских титулов.

Это отступление от основного повествования приведено лишь для того, чтобы было понятно кросс в 30 км я пробежал не для какого-то преодоления, а в виду сложившихся обстоятельств.

На этот кросс я планировал приехать для фотофиксации события и не более того. Но события развивались не по моему плану. Первопричиной моего участия в кроссе стала моя любимая Танюха, точнее даже одна особенность женского организма, из-за которого я оказался возбужденным, но неудовлетворенным. Неудовлетворенный я космически злой. С этим нужно было что-то делать и физическая нагрузка обычно отлично справлялась с «убийством гормона».

Так был сделан первый шаг к 30 км, но я его еще не заметил.

Вторым шагом стали кроссовки, которые я вожу с собой каждое лето, но пользуюсь обычно только сланцами. Кроссовки сели как влитые, ногам в них было комфортно, не хватало только наколенника для полного счастья. Но даже после двух сопутствующих факторов я так себе еще и не сказал конкретного «Да», на незаданный вопрос - «Бежать или не бежать?!».

Третьим фактором стал приезд в «Электрон» - базовый лагерь сборов. Я увидел толпу, которая в легком ажиотаже настраивалась на бег, ждала стартовой отмашки, и подумал — «А почему бы и нет?!». И решил слегка пробежаться вместе со всеми, пока меня не достанет мое раскуроченное колено.

То что Макс Дедик и Джоджи Хибино встали в колонну тех кто стартует тридцатчик, пристроило туда и меня.

Все были затарены водой и я тоже взял с собой поллитрушку с дозатором, чтобы не сильно отличаться от толпы.

Пока мы добрели до места старта, я честно говоря уже утомился ползти постоянно в горку, но как меня утешили те кто бегал здесь прошлым летом, первые пять километров трассы будут именно такими...

Я не командный игрок и поэтому побежал тихо сам с собой, стараясь не мешать и не отвлекаться. Мой медленный, размеренный бег в горку, почему-то не всегда обгонял поднимающихся туда шагом, но Алексей Башлыков говорил, что самое главное, как можно дольше не переходить на шаг, и я послушно тупой рысцой семенил в ожидании горизонтальных поверхностей.

Вместе с нами бежали и те кто стартовали на пять, десять и двадцать километров, поэтому в догонялки играть было бессмысленно, тем более мне был не важен конечный результат.

Я что-то бубнил себе под нос и прислушивался к колену. Эта выдолбленная в скальном грунте дорога, была жестче, чем асфальт, а постоянные трещины между камнями и запыленные неустойчивые насыпи щебня были оптимальной средой для убийства моей ноги.
Тихой сапой добежал до первой водной отметки в пять километров, но останавливаться не стал, так как пить особо не хотелось, да и если начнешь хлебать, то остановиться будет уже не легко.

Я прицепился к какой-то группе молодых поджарых парней и старался держаться все время на одном расстоянии от них, периодически догоняя, а на склонах и обгоняя их.
После пятерки бежалось веселее, были и спуски, и подъемы — пропала тупая нудность тягуна.

И вот тут-то на одном веселом спуске слегка отпустив ноги и прилично разогнавшись я встретил ЕЁ... По не широкой горной дороге, возможно с нудистского пляжа, шли нам на встречу несколько девушек. Как раз на моей полосе встала нетрезвая молодая грудастая девушка в купальнике с широко разведенными руками...
Кто-то из бегущих передо мной оббегал ее, но я..., как у Слепакова - «Они все такие, а я не такой» - не стал избегать нежданной встречи и вбежал в ее объятия. Наше столкновение самортизировали ее увесистые груди, можно сказать, что стыковка не причинила никому вреда, подхваченная на бегу девушка без особого торможения с моей стороны была отставлена в сторону. Мой бег после этой встречи стал мне еще интереснее и в нем даже появился какой-то смысл, стало интересно, а что же там дальше, если здесь эвон как.

Как потом рассказывали некоторые наши бегуны, им довелось во время кросса лицезреть этих девушек в недвусмысленных объятиях попавших в их капканы жертв, которые прислонив их к толстым растениям вдоль дороги со вкусом пользовали их по прямому назначению. Те кто пробегал в тот момент мимо этих парочек замедляли свой бег и даже переходили на любопытный шаг. Но я к счастью был уже далеко от этой разнузданной вакханалии на горной дороге.

В голове кружила шальная мысль, если наша верхняя точка 1100 метров над уровнем моря, то с нее конечно прикольно сбегать, но ведь на нее еще и надо забраться...

Первый раз в правой икре появилась маленькая точка судороги, которую я смог расслабить на бегу.

В какой-то момент я оказался рядом с Александрой Бушуевой, которая бежала в паре с молоденькой девчонкой. Я понял, что они меня догнали и мне стало немного обидно. Мы какое-то время бежали рядом и я подглядел тактику Александры, которая управляла своим тандемом. Они двигались рывками от группы к группе, временами по команде переходя на шаг, а иногда взрываясь догоняли следующую группу впереди бегущих. Очень интересная тактика, я решил ее тоже использовать и бег вновь наполнился смыслом.

На десятке я не стал останавливаться, но начал потихонечку цедить свою воду. После десяти километров начался бесконечный глубокий спуск, отпустив ноги и наклонив корпус я помчался по нему временами вписываясь в повороты с 30 градусным наклоном тела... Это был ужас, этот спуск означал только одно, что на обратном пути здесь придется зависнуть поднимаясь в гору.

Иногда судорога цепляла то одну, то другую ногу. В икрах наливались спазмы с вишенку и мне все еще удавалось расслаблять их на бегу.

Колено екнуло в какой-то неожиданный момент, словно сигнализируя - «Хозяин, Булки не расслабляй!» и я снова стал бежать осторожнее, за что и поплатился подскольнувшись на запыленном щебне и затормозив ладонями, которые конечно же ободрал.

На встречу понеслись те кто уже отметился на 15 километрах, а у меня позитивчика поубавилось и временами я стал переходить на шаг. Чтобы не увлекаться ходьбой, стал считать парные шаги, все равно нефигом было заняться, стал перемещаться по схеме 50+100 — 50 пар шагом, 100 бегом.

К 15-му километру в крови остается минимум глюкозы и чтобы взбодриться я достал свое первое секретное оружие — конфетку из семечек «От Мартина». Гадость та еще, но организму понравилось и стало бежать веселее. Вот так навеселе я и поднялся на точку 15 км, где встречали добежавших шихан Фесенко и сэнсеи.

Здесь я сделал водную паузу, напился и пополнил свою бутылку. Получил нестираемой ручкой на майку номер 33 (оказывается я отстал от 32 бегунов, среди которых были откровенные дети лет по 10-12), не самый плохой результат если учесть, что за мной плелось больше 60 участников, а я бегал кросс в последний раз в 1998 году на сборах.

Уже на обратном пути встретил довольного Макса Дедика и Дилшодой, которая к моему удивлению все еще бежала, хотя Макс ее настраивал на десятку. Джоджи Хибино одиноко бежал, он не мог не принять вызов, но и справится с ним было не легко.

Приятно было встретить ровную колонну уральской команды, в которой бежали даже дети лет десяти. Во главе колонны бежала майор милиции Анна Копырина, а замыкающей бежала лейтенант полиции Сабина Корнякова.

Обратная дорога — это дорога смерти какая-то. Там меня поджидала трасса по которой я совсем недавно несся вниз. Теперь в нее предстояло взбираться. Я ожидал этот тягун и включил свое второе (к сожалению, последнее) секретное оружие. У меня в переметной сумке лежал маленький бонус к августовскому журналу «Максим» - баночка концентрированного REDBULL. Отхлебнув половинку я получил реальный заряд бодрости и бросился штурмовать гору. Она временами была на столько крута, что я помогал себе руками упираясь в колени на каждый шаг, при этом мне не приходилось особенно нагибаться. О беге уже не могло быть и речи, к 20-му километру я выхлебал остатки воды и порядком выбился из сил.

О ужас, на 20-ке не оказалось поста с водой! От него осталось только мокрое место. Пришлось хлебануть остатки редбулла и грустно рысить к финишу.

Недалеко от 20-ки я увидел торчащие из кустов ноги. Это были ноги одного из бегунов. Как он заявил с ним все в порядке и я двинул дальше.

Жажда стала навязчивой!

Когда стало совсем невмоготу мне на встречу попался автомобиль, я его останавливал, как меня в начале пути грудастая барышня. Машина остановилась, я попросил попить. Из питья в автомобиле была только пепси-кола и пиво. Я выбрал пепси. Напился и заправил свою тару.

Опять стало немного веселее.

Сделал неожиданное и неприятное для себя открытие, при беге с горы, где можно было мчаться у меня стало сводить икры. В правой ноге спазмировал большой абрикос, а в левой горсть винограда. Теперь сбегая вниз, я пытался расслабить ноги и приземляться на пятки, т.к. оттянутая стопа сразу схватывала икры судорогой.

Пытался бежать через боль, но это был заведомо тухлый эксперимент, сделал себе только хуже.

Кайф от бега пропал.

Тормознул еще машину с водой.

Где-то на 23-м километре у меня схватило икры уже по-настоящему, пришлось останавливаться и тянуть ноги.

Догнал калининградского представителя, когда он в кустах поедал ягоды, сказал, что у него кончился бензин. Я закинул в себя пару ягод какой-то кислятины и поковылял дальше.

Небольшой тягун я прошел нормально, но на очередном спуске мои икры опять прострелило. В правой застрял спазм размером с яблоко и я не мог минут пять наступать на правую ногу... Ничего не помогало, я был на спуске и малейшая попытка спуститься даже шагом отзывалась болью.

Попробовал бежать спиной вперед. Очень неудобно, но наконец-то не больно. Потом осознал, что спиной вперед — слишком радикально и попробовал идти боком. Постепенно боль отпустила. За время моих стоянок и кривохода меня догнали парни с Курска и дальше я пешкодрапил за ними, изредка переходя на трусцу, чтобы не отстать.

Быстро смеркалось, мы окончательно перешли на шаг. Тормознули машину из которой нам выделили пятилитровку воды. Стало легче. Кросс превратился в пешую прогулку по горным тропам с размеренным трепом.

К финишу мы подобрались уже в темноте. Я был рад, что все закончилось. Очень хотелось мяса и арбуза или пива. Ночью было все кроме арбузов и я огромным с удовольствием удовлетворил потребности своего организма. О первопричине моего бега я уже совсем не вспоминал. Мне было хорошо.

P.S. Не обошлось без жертв, скоростные спуски не прошли бесследно. Я отбил все пальцы на ногах и наступал с трудом. Два ногтя отвалились...


0 Comments: